«Современник»

Журнал «Современник»: обложка восьмого тома

Журнал «Современник»: обложка восьмого тома

Предлагаем вам прочитать письмо А.С. Пушкина другу П.В. Нащокину от 10 января 1836 года. В нем поэт сообщает о том, что решился издавать журнал. Первый номер «Современника» вышел весной 1836 года. Пушкин стал его издателем и редактором. В альманахе печатались художественные произведения, критика, статьи по истории литературы, а также затрагивались вопросы истории, культуры и просвещения. Александр Сергеевич привлек для работы в журнале В.А. Жуковского, П.А. Вяземского, Н.В. Гоголя.

Интересно, что появление «Современника» взволновало других издателей. Так, в этом письме Пушкин сообщает, что Смирдин – издатель журнала «Библиотека для чтения» – предлагал ему 15 тысяч, чтобы он прекратил работу над своим альманахом и стал сотрудничать с его.

 

А.С. Пушкин – П.В. Нащокину

10 января 1836 года

Из Петербурга в Москву

Мой любезный Павел Воинович,

Я не писал к тебе потому, что в ссоре с московскою почтою. Услышал я, что ты собирался ко мне в деревню. Радуюсь, что не собрался, потому что там меня бы ты не застал. Болезнь матери моей заставила меня воротиться в город. О тебе были разные слухи, касательно твоего выигрыша; но что истинно меня утешило, так это то, что все в голос оправдывали тебя, и тебя одного. Думаю побывать в Москве, коли не околею на дороге. Есть ли у тебя угол для меня? То-то бы наболтались! а здесь не с кем. Денежные мои обстоятельства плохи – я принужден был приняться за журнал. Не ведаю, как еще пойдет. Смирдин уже предлагает мне 15 000, чтоб я от своего предприятия отступился и стал бы снова сотрудником его «Библиотеки». Но хотя это было бы и выгодно, но не могу на то согласиться. Сенковский такая бестия, а Смирдин такая дура, что с ними связываться невозможно. Желал бы я взглянуть на твою семейственную жизнь и ею порадоваться. Ведь и я тут участвовал, и я имел влияние на решительный переворот твоей жизни. Мое семейство умножается, растет, шумит около меня. Теперь, кажется, и на жизнь нечего роптать, и старости нечего бояться. Холостяку в свете скучно: ему досадно видеть новые, молодые поколения; один отец семейства смотрит без зависти на молодость, его окружающую. Из этого следует, что мы хорошо сделали, что женились. Каковы твои дела? Что Кнерцер и твой жиденок-лекарь, которого Наталья Николаевна так не любит? А у ней пречуткое сердце. Смотри, распутайся с ними: это необходимо. Но обо всем этом после поговорим. До свидания, мой друг.