Василий Андреевич Жуковский

(29 января (9 февраля) 1783 – 12 (24 апреля) 1852)

«Портрет В.А. Жуковского» (художник О.А. Кипренский)

«Портрет В.А. Жуковского» (художник О.А. Кипренский)

 

Василий Андреевич Жуковский родился 9 февраля 1783 года. Его отец Афанасий Иванович Бунин, русский дворянин и помещик, в подарок от друга получил пленную турчанку Сальху. Он поселил ее в усадьбе Мишенское (Тульская губерния), где жил со своей законной женой Марьей Гавриловной и детьми. Сальха, получившая при крещении имя Елизавета Дементьевна Турчанинова, родила будущего известного литератора Василия Жуковского.

В книге «Жуковский» В.В.Астафьев приводит интересный комментарий П.А.Плетнева:

«Бунин был помещик Белёвский... Жена его, приживши с ним несколько детей, оставила супружеское ложе и дала ему свободу в выборе потребностей Гимена. Какой-то приятель Бунина, участвовавший во взятии Силистрии, переслал ему оттуда, из гарема паши, одну премилую женщину, которая долго полагала, что мужчина везде имеет законное право на нескольких женщин. Поэтому она в полной невинности души предалась любви к Бунину и от ложа с ним родила ему сына: это был славный ныне поэт».

Бунин (сходство фамилии с писателем И.А.Буниным не случайно, Жуковский и Бунин действительно имеют общих предков) не мог признать Василия Андреевича своим сыном, так как незаконнорожденные дети не имели права на дворянский титул. Поэтому он попросил крестного отца мальчика – Андрея Григорьевича Жуковского – усыновить его и дать ему свою фамилию.

Перед смертью Афанасий Иванович (Жуковскому тогда было восемь лет) попросил свою законную жену не оставлять Василия и его мать, на что та обещала воспитать его как родного сына. Детство Жуковского прошло в Мишенском или в доме Юшковых, у сестры Варвары. Там был домашний театр, для которого Василий в 11 лет сочинил трагедию на сюжет Плутарха «Камилл, или Освобождённый Рим» и мелодраму на сюжет романа «Поль и Виргиния».

 

«Портрет В.А. Жуковского» (художник К.П. Брюллов)

«Портрет В.А. Жуковского» (художник К.П. Брюллов)

 

В 14 лет Василий поступил в Московский университетский благородный пансион. Он начал активно заниматься литературой, познакомился со многими известными поэтами и писателями. В журнале «Приятное и полезное препровождение времени» появились его первые произведения. В 1800 году после окончания пансиона Жуковского направили служить в Соляную контору. Одновременно он занимается литературными переводами. Служба его тяготила. Через два года Жуковский возвратился в усадьбу Мишенское, где жила его мать, Марья Гавриловна и сводные сестры. Жуковский стал учителем дочерей одной из сестер, Екатерины Афанасьевны Протасовой. В то время ее девочкам Саше и Маше было 10 и 12 лет.

Через несколько лет Василий Жуковский и Мария Протасова полюбили друг друга. Но мать девушки была против их брака, поскольку церковь считала союзы родственников грехом. Мария была вынуждена выйти замуж. Она рано умерла после тяжелых родов. До последнего дня Мария не смогла разлюбить Жуковского. Всю ее жизнь они писали друг другу письма, которые впоследствии составили «Уткинский сборник». Сборник получил название по месту нахождения архива - в селе Уткине Белёвского уезда Тульской губернии.

Главным в жизни Жуковского была литература. С 1805 года он работал в журнале «Вестник Европы», через три года стал главным редактором. Василий Андреевич переводил с немецкого и английского, писал статьи, сказки, стихи. Жуковский считается одним из основоположников нового по тому времени литературного направления – романтизма, а его баллада «Людмила» – первым произведением русского романтизма.

Во время войны 1812 года Жуковский служил в Московском ополчении. Тогда же он написал знаменитую оду «Певец во стане русских воинов», в которой прославил героев Отечественной войны. Стихотворение было напечатано в журнале «Вестник Европы», многие современники знали его наизусть.

В 1815 году Жуковский познакомился в Царском селе с будущим великим поэтом, лицеистом Александром Пушкиным. После первой встречи Жуковский писал Петру Вяземскому:

«Я сделал еще приятное знакомство! С нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творение! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу. Это надежда нашей словесности. Боюсь только, чтобы он, вообразив себя зрелым, не мешал себе созреть! Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастает. Ему надобно непременно учиться, и учиться не так, как мы учились!.. Я бы желал переселить его года на три, на четыре в Геттинген или какой-нибудь другой немецкий университет! Даже Дерпт лучше Царского Села. Он написал ко мне послание, которое отдал мне из рук в руки, – прекрасное! Это лучшее его произведение! Но и во всех других виден талант необыкновенный! Его душе нужна пища! Он теперь бродит около чужих идей и картин. Но когда запасется собственными, увидишь, что из него выйдет!»

Жуковский стал близким другом и наставником Пушкина, много раз помогал ему в сложных ситуациях. Так, в 1820 году за вольнодумные стихи вместо Сибири Пушкина отправили в Екатеринослав, в «южную ссылку», во многом благодаря Василию Андреевичу. В 1824 году в Михайловском Пушкин серьезно поссорился с отцом. Если бы слухи об этой ссоре дошли до императора, то к репутации опального поэта добавилась бы характеристика «неблагодарный сын». И это, конечно, не поспособствовало бы скорейшему освобождению. Жуковский помогал уладить ситуацию. В письмах он пытался «охладить» поэта и открыто говорил о его предназначении:

«Ты богач, у тебя есть неотъемлемое средство быть выше незаслуженного несчастия, и обратить в добро заслуженное; ты более нежели кто-нибудь можешь и обязан иметь нравственное достоинство. Ты рожден быть великим поэтом; будь же этого достоин. В этой фразе вся твоя мораль, все твое возможное счастие и осе вознаграждения. Обстоятельства жизни, счастливые или несчастливые, – шелуха» (В.А.Жуковский – А.С.Пушкину, середина ноября 1824 года).

 

«Пушкин и Жуковский у Глинки» (художник В.Е. Артамонов)

«Пушкин и Жуковский у Глинки» (художник В.Е. Артамонов)

 

В 1831 году, в первое «семейное» лето, Пушкины снимали дачу в Царском селе, там же жил и Жуковский. Поэты устроили дружеское соревнование: каждый должен был сочинить сказку на основе сюжетов, рассказанных Ариной Родионовной. Василий Андреевич написал «Сказку о царе Берендее», Пушкин – «Сказку о царе Салтане» и, конечно, победил.

В 1834 году, когда Пушкин подал в отставку и хотел уехать с семьей в деревню, Жуковский уговорил его не делать этого, чтобы не обострять отношения с императором. В последний год жизни поэта Василий Андреевич также пытался отвести беду. В ноябре 1836 года, стремясь предотвратить поединок с Дантесом, он писал:

«Ради бога одумайся. Дай мне счастие избавить тебя от безумного злодейства, и жену твою от совершенного посрамления».

О том, что в январе 1837 готовится дуэль Пушкина и Дантеса, Жуковский не знал. О смерти близкого друга услышал случайно – пришел в гости к Вяземским и не застал их. Все последние дни он был рядом с Пушкиным.

После смерти поэта Жуковский занимался устройством дел семьи Пушкина, а также сохранением его наследия. Он зафиксировал для потомков все подробности дня дуэли, сохранил и позднее издал многие неопубликованные произведения.

Сам Пушкин писал о Жуковском:

«Что за прелесть чертовская его небесная душа!»,

а также посвятил ему строки:

Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнет о славе младость,
Утешится безмолвная печаль.

Василий Андреевич Жуковский был учителем членов царской семьи. В 1817 он начал преподавать русский язык великой княгине Александре Федоровне, будущей императрице. В 1825 году стал воспитателем будущего императора Александра II.

После смерти Пушкина Жуковский сопровождал царевича Александра в поездке по Европе и в Сибирь. После этого он написал императору письмо с просьбой помиловать декабристов.

В 1841 году Василий Андреевич впервые женился. Его супругой стала Елизаветы Рейтерн, дочь друга поэта. Она оставила воспоминания о своих чувствах к будущему мужу:

«Я полюбила Жуковского, когда мне было еще 12 лет от роду. Это было на Женевском озере, где Жуковский проводил лето для поправления своего здоровья. Мысль, что я только с ним могла бы быть счастлива, поселилась во мне с первой минуты, как я его узнала. Мысль эта была тогда совсем ребяческая. Даже и теперь я стыжусь, когда подумаю, что я в 12 лет могла иметь подобную мысль. Но это было какое-то непреодолимое предчувствие, что-то невольное, чего себе объяснить не умеешь; тем более что он не подал мне никакого повода к тому. Он ласкал меня, как ребенка, и более ничего. Но вот он уехал в Россию; я осталась и чувствовала, что остаюсь одна, без него. Шесть лет прошло с тех пор, и шесть лет не могли изгладить из души моей этой мысли. Я чувствовала сама всю странность моих чувств. Я старалась уверять себя, что это наконец смешно, потому что совсем невозможно. И мой разум был совершенно согласен с тем, но сердце говорило другое, даже и не сердце, но (опять повторяю) что-то такое непостижимое для меня самой, как будто какое-то предназначение свыше, которое раз, но ясно сказало мне: «Ты должна быть его».

Через год после свадьбы у Жуковских родилась дочь Александра.

Последние годы Жуковский провел в Германии. Скончался он в 1852 году в Баден-Бадене, похоронен на кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.