Вильгельм Карлович Кюхельбекер

10 (21) июня 1797– 11 (23) августа 1846 

В.К. Кюхельбекер. Гравюра И.И. Матюшина с акварели П.Л. Яковлева. 1820-е годы

В.К. Кюхельбекер. Гравюра И.И. Матюшина с акварели П.Л. Яковлева. 1820-е годы

Вильгельм Карлович Кюхельбекер родился 21 июня 1797 года в Санкт-Петербурге. Его родители – немцы, переехали в Россию в 1770-е годы. Отец учился в Лейпцигском университете в одно время с Гёте и Радищевым (впоследствии сам Вильгельм Карлович познакомился с Гёте). Попал в Царскосельский лицей по рекомендации знаменитого российского полководца Барклая-де-Толли (дальнего родственника матери). Энгельгардт, директор лицея, писал о нем: «читал все на свете книги обо всех на свете вещах». Но рассеянному, вспыльчивому и страдающий глухотой Кюхельбекеру иногда приходилось нелегко – товарищи подсмеивались над ним. Однажды он даже хотел утопиться в пруду, но пруд оказался слишком мелким (об этом происшествии нарисовали карикатуру).

Кюхельбекер был одним из ближайших и наиболее преданных Пушкину соучеников, но это не мешало Пушкину подшучивать над ним. Особенно знаменитой стала история об одной эпиграмме поэта. Однажды Жуковский, объясняя причину своего отсутствия на товарищеском ужине, сказал: «Я еще накануне расстроил себе желудок, к тому же пришел Кюхельбекер, и я остался дома...». Пушкин, услышав это, написал эпиграмму:

За ужином объелся я,
Да Яков запер дверь оплошно –
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно, и тошно...

Есть даже версия (ее поддерживают некоторые пушкинисты), что после этой эпиграммы Кюхля (так лицеисты называли Вильгельма) вызвал Пушкина на дуэль, которая закончилась благополучно для обоих соперников.

У Кюхельбекера были непростые отношения с властью (во многом – из-за прямого и вспыльчивого характера). Когда над Пушкиным впервые нависла угроза ссылки, он прочитал в Вольном обществе любителей словесности стихотворение «Поэты»:

И ты – наш новый Корифей.
Певец любви, певец Руслана!
Что для тебя шипенье змей,
Что крик и Филина и Врана?
Лети и вырвись из тумана,
Из тьмы завистливых времен.

Сразу после чтения этих стихов на Кюхельбекера донесли. Ему удалось на несколько лет уехать в Европу в качестве секретаря. Но в Париже он читал лекции о русской литературе, в которых высказывал либеральные идеи, осуждал деспотизм. Его немедленно выслали в Россию и отправили на Кавказ.

 

Встреча Пушкина с Кюхельбекером. Худ. Н.И. Шестопалов

Встреча Пушкина с Кюхельбекером. Худ. Н.И. Шестопалов

 

Вильгельм Кюхельбекер был декабристом. Вступил в Северное общество в конце ноября 1825 года, то есть фактически за считанные дни до восстания. На Сенатской площади целился в великого князя Михаила Павловича. После подавления восстания он попытался бежать в Европу с поддельными документами, но был схвачен в Варшаве. В феврале 1826 года Антон Дельвиг писал Пушкину об этом происшествии: «Наш сумасшедший Кюхля нашелся, как ты знаешь по газетам, в Варшаве. Слухи в Петербурге переменились об нем так, как должно было ожидать всем знающим его коротко. Говорят, что он совсем не был в числе этих негодных Славян, а просто был воспламенен, как длинная ракета. Зная его доброе сердце и притом любовь хвастать разными положениями, в которые жизнь бросала его, я почти был в этом всегда уверен. Он бы верно кому-нибудь из товарищей не удержался сказал всю свою тайну».

Десять лет Вильгельм Кюхельбекер провел в одиночных камерах. 15 октября 1827 года произошла знаменитая встреча на станции Залазы. Кюхельбекера как государственного преступника перевозили из Шлиссельбургской крепости в Динабургскую, Пушкин также случайно оказался там. Он записал в дневнике: «…Один из арестантов стоял, опершись у колонны. К нему подошел высокий, бледный и худой молодой человек с черной бородою <...> Увидев меня, он с живостию на меня взглянул. Я невольно обратился к нему. Мы пристально смотрим друг на друга – и я узнаю Кюхельбекера. Мы кинулись друг другу в объятия. Жандармы нас растащили. Фельдъегерь взял меня за руку с угрозами и ругательством – я его не слышал. Кюхельбекеру сделалось дурно. Жандармы дали ему воды, посадили в тележку и ускакали. Я поехал в свою сторону».

В 1835 году заключение Вильгельма Кюхельбекера закончилось и его отправили на вечное поселение в Сибирь. Он не смог адаптироваться к новым условиям из-за тяжелых материальных обстоятельств и подорванного здоровья. В письме Пушкину от 3 августа 1836 года Кюхельбекер писал: «…Ты хочешь, чтоб я тебе говорил о самом себе. Ныне это мне еще совершенно невозможно: в судьбе моей произошла такая огромная перемена, что и поныне душа не устоялась. Дышу чистым, свежим воздухом, иду, куда хочу, не вижу ни ружей, ни конвоя, не слышу ни скрипу замков, ни шепота часовых при смене: вернее это прекрасно, а между тем – поверишь ли? – порою жалею о своем уединении. Там я был ближе к вере, к поэзии, к идеалу; здесь все не так, как ожидал даже я, порядочно же, кажись, разочарованный насчет людей и того, чего можно от них требовать».

Вильгельм Кюхельбекер был влюблен в Авдотью Тимофеевну Пушкину, с которой познакомился до восстания на Сенатской площади и собирался жениться, когда издание журнала «Мнемозина» улучшит его благосостояние. Планы не осуществились. В январе 1837 года его женой стала дочь почтмейстера Дросида Ивановна Артенова. Современники вспоминали, что брак не был счастливым. У них родилось четверо детей, выжили – двое. Впоследствии родные Кюхельбекера забрали их в Петербург (они получили право носить фамилию отца только в 1856 году).

 

Встреча. Пушкин и Кюхельбекер. Худ. О. Коровин

Встреча. Пушкин и Кюхельбекер. Худ. О. Коровин

 

Всю жизнь, даже в годы заключения и ссылки, Кюхельбекер занимался литературным трудом. Печататься он не мог, своевременно получать новости литературы – тоже. После его смерти остался большой архив, который со временем был доставлен в Петербург. В 1930-е годы писатель Юрий Тынянов приобрел этот архив, изучил его, написал книги о Кюхельбекере.

Вильгельм Кюхельбекер умер 23 августа 1846 года в Тобольске. Похоронен на Завальном кладбище.