18 ноября 1830 года

Болдинская усадьба Пушкиных. Ноябрь 2020 года.

Болдинская усадьба Пушкиных. Ноябрь 2020 года

 

Письмо Н.Н.Гончаровой

В конце октября Пушкин получил письмо от невесты, из которого узнал, что семья Гончаровых еще в Москве и что Наташа не получила письмо от жениха и недовольна его задержкой в Болдине.

Пушкин вновь попытался выбраться из карантина. Точная дата неизвестна, но где-то между 9 и 14 ноября, он выехал из Болдина, пересек всю Нижегородскую губернию и въехал во Владимирскую. Но там возле деревни Саваслейка его остановили на карантинном посту. Поэт поехал в Лукоянов, чтобы получить свидетельство на выезд и подорожную до Москвы. Однако получил отказ от уездного предводителя дворянства В.В. Ульянина. Предлогом для отказа было назначение Пушкина надзирателем за карантином своего округа. Конфликт Ульянина и Пушкина начался, когда лукояновский предводитель предложил поэту, как и всем дворянам уезда, принять должность надзирателя за холерными карантинами своего округа. Попечителей кварталов обязали немедленно изолировать заболевших и сообщать о случаях заболевания. Конечно, у поэта были совсем другие заботы, и он стремился вернуться в Москву. Пушкин категорически отказался, объясняя это тем, что он не местный помещик. Во время приезда в Лукоянов министра внутренних дел, председателя Комитета по борьбе с холерой А.А. Закревского Ульянин пожаловался ему на поведение Пушкина. Поэт получил строгое предписание министра и принял должность. Позднее Пушкин и Ульянин встретились в Английском клубе Санкт-Петербурга, где состоялось их примирение.

После отказа Ульянина Пушкин написал жалобу губернатору в Нижний Новгород и вернулся в Болдино, проехав почти 420 верст и потеряв несколько дней на это путешествие.

Он очень ждал письмо с хорошими новостями от Натальи Николаевны, но получил письмо от отца. Сергей Львович вновь писал про расстроенную свадьбу и требовал от сына объяснений, почему он все еще в Болдине, а не в Москве.

18 ноября Пушкин пишет письмо невесте.

 

Болдинская усадьба Пушкиных. Ноябрь 2020 года

Болдинская усадьба Пушкиных. Ноябрь 2020 года

 

Н. Н. ГОНЧАРОВОЙ
18 ноября 1830 г. Из Болдина в Москву
<Перевод с французского>

Болдино, 18 ноября.

В Болдине, все еще в Болдине! Узнав, что вы не уехали из Москвы, я нанял почтовых лошадей и отправился в путь. Выехав на большую дорогу, я увидел, что вы правы. 14 карантинов являются только аванпостами — а настоящих карантинов всего три. — Я храбро явился в первый (в Севаслейке, Владимирской губ.); смотритель требует подорожную и заявляет, что меня задержат лишь на 6 дней. Потом заглядывает в подорожную. <Вы не по казенной надобности изволите ехать? — Нет, по собственной самонужнейшей. — Так извольте ехать назад на другой тракт. Здесь не пропускают. — Давно ли? — Да уж около 3 недель. — И эти свиньи губернаторы не дают этого знать? — Мы не виноваты-с. — Не виноваты! а мне разве от этого легче? нечего делать — еду назад в Лукоянов; требую свидетельства, что еду не из зачумленного места. Предводитель здешний не знает, может ли после поездки моей дать мне это свидетельство — я пишу губернатору, а сам в ожидании его ответа, свидетельства и новой подорожной сижу в Болдине да кисну.> Вот каким образом проездил я 400 верст, не двинувшись из своей берлоги.

Это еще не все: вернувшись сюда, я надеялся по крайней мере найти письма от вас. Но надо же было пьянице-почтмейстеру в Муроме перепутать пакеты, и вот Арзамас получает почту казанскую, Нижний — лукояновскую, а ваше письмо (если только есть письмо) — гуляет теперь не знаю где и придет ко мне, когда богу будет угодно. Я совершенно пал духом и так как наступил пост (скажите маменьке, что этого поста я долго не забуду), я не стану больше торопиться; пусть все идет своим чередом, я буду сидеть сложа руки. Отец продолжает писать мне, что свадьба моя расстроилась. На днях он мне, может быть, сообщит, что вы вышли замуж... Есть от чего потерять голову. Спасибо кн. Шаликову, который наконец известил меня, что холера затихает. Вот первое хорошее известие, дошедшее до меня за три последних месяца. Прощайте <мой ангел>, будьте здоровы, не выходите замуж за г-на Давыдова и извините мое скверное настроение. Повергните меня к стопам маменьки, всего хорошего всем. Прощайте.>