10 октября 1830 года

Кабинет А.С.Пушкина. Музей-заповедник «Болдино»

Кабинет А.С.Пушкина. Музей-заповедник «Болдино»

В один из дней 9 – 10 октября 1830 года Пушкин  написал четыре стихотворения «Я здесь, Инезилья…», «Пред испанкой благородной», «Рифма» и «Отрок.

Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном.
Объята Севилья
И мраком и сном.

Исполнен отвагой,
Окутан плащом,
С гитарой и шпагой
Я здесь под окном.

Ты спишь ли? Гитарой
Тебя разбужу.
Проснется ли старый,
Мечом уложу.

Шелковые петли
К окошку привесь...
Что медлишь?.. Уж нет ли
Соперника здесь?..

Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном.
Объята Севилья
И мраком и сном.

 

Испанская баллада написана под впечатлением  Барри Корнуолла. Пушкин привез в Болдино томик его стихов, где было похожее стихотворение: первая строфа «Инезильи»  - почти буквальный перевод первых строк Корнуолла. За призывом к Инезилье, возможно, стоят новые пушкинские замыслы. Уже через несколько недель в Болдине же появится пьеса «Каменный гость», действие которой происходит в Испании.

 

Памятник А.С.Пушкину. Музей-заповедник «Болдино»

Памятник А.С.Пушкину. Музей-заповедник «Болдино»

 

Предположительно одновременно с «Инезильей» написано стихотворение «Пред испанкой благородной»:

Пред испанкой благородной
Двое рыцарей стоят.
Оба смело и свободно
В очи прямо ей глядят.
Блещут оба красотою,
Оба сердцем горячи,
Оба мощною рукою
Оперлися на мечи.

Жизни им она дороже
И, как слава, им мила;
Но один ей мил — кого же
Дева сердцем избрала?
«Кто, реши, любим тобою?» —
Оба деве говорят
И с надеждой молодою
В очи прямо ей глядят.

 

Ситуация стара, как мир: прекрасная дева должна сделать выбор. Но это слишком обычный сюжет для Пушкина. В рукописи едва начато продолжение стихотворения:

Одного люблю, конечно,

Отвечает им она

…..но тайну вечно

Я хранить от вас должна.

 

Что-то должно было произойти. Узнаем ли мы, когда-нибудь, какой финал задумал Пушкин?

 

В те же октябрьские дни Пушкин пишет еще два коротких стихотворения.

 

РИФМА

Эхо, бессонная нимфа, скиталась по брегу Пенея.
Феб, увидев ее, страстию к ней воспылал.
Нимфа плод понесла восторгов влюбленного бога;
Меж говорливых наяд, мучась, она родила
Милую дочь. Ее прияла сама Мнемозина.
Резвая дева росла в хоре богинь-аонид,
Матери чуткой подобна, послушна памяти строгой,
Музам мила; на земле Рифмой зовется она.

 

Поэт пишет о рифме, частой героине его стихов, это важное для него слово. Два года спустя «Рифма» будет опубликована в «Северных цветах» среди «Анфологических эпиграмм», сразу после другого «болдинского» стихотворения «Отрок».  

ОТРОК

Невод рыбак расстилал по брегу студеного моря;
Мальчик отцу помогал. Отрок, оставь рыбака!
Мрежи иные тебя ожидают, иные заботы:
Будешь умы уловлять, будешь помощник царям.

 

Оба стихотворения написаны гекзаметром. Пушкинисты считают, что стихи написаны под влиянием «Илиады» Гомера. Эту недавно изданную книгу в переводе Гнедича Пушкин привез в Болдино. В «Отроке» поэт сопоставляет двух великих людей России – Петра I и Михаила Ломоносова. Ломоносов – духовный преемник Петра, «проводник» его идей. В рукописи стихотворения к последней фразе «…будешь помощник царям» Пушкин делает приписку с большим знаком вопроса: «или? Будешь ловитель умов, будешь подвижник ПЕТРУ». Смысл меняется полностью – не «помощник царям», а подвижник великого дела. Но стихотворение было опубликовано с первым вариантом концовки.