25 сентября 1830 года

Фото кабинета А.С.Пушкина (Усадьба Пушкиных, Господский дом, музей-заповедник «Болдино»)

Фото кабинета А.С.Пушкина (Усадьба Пушкиных, Господский дом, музей-заповедник «Болдино»)

25 сентября завершена восьмая (первоначально девятая) глава романа «Евгений Онегин» (поэт начал писать ее 24 декабря 1829 г.).

25 и 26 сентября Пушкин работает над шифрованными строфами десятой главы.

В Болдине Пушкин определил текст «Евгения Онегина» в составе девяти глав. Но, как считают некоторые исследователи, «для себя» он предполагал закончить роман иначе, при этом понимая, что в печать такой эпилог пройти не сможет. М. И. Юзефович (близкий друг брата поэта Льва Сергеевича Пушкина) вспоминал, что Пушкин «объяснял нам довольно подробно все, что входило в первоначальный его замысел, по которому, между прочим, Онегин должен был или погибнуть на Кавказе, или попасть в число декабристов». Но известный пушкинист Ю. М. Лотман считал, что «переносить эти рассказы на десятую главу, о которой Пушкин в то время еще не мог думать, у нас нет достаточных оснований …Как источник реконструкции не дошедшей до нас части сюжета десятой главы воспоминания Юзефовича следует решительно отвести»

Восьмая глава была издана в конце января 1832 г. На обложке значилось: «Последняя глава "Евгения Онегина"».

Изучение черновиков романа «Евгений Онегин» и документов, связанных с историей этого романа, и поныне занимает многих литературоведов. Не утихают споры вокруг интерпретации замыслов и восстановления уничтоженных текстов Пушкина.

«Пушкин – символ и русской державности и русского бунта одновременно, самый любимый в народе писатель, создатель русского литературного языка. Но известно нам о гениальном авторе „Евгения Онегина“ все еще очень немного. „Евгений Онегин“ – роман, абсолютное совершенство которого отбивает у читателя желание подумать о его смысле». (Д.Л.Быков)

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Fare thee well, and if for ever
Still for ever fare thee well.
Byron*.

I

В те дни, когда в садах Лицея
Я безмятежно расцветал,
Читал охотно Апулея,
А Цицерона не читал,
В те дни в таинственных долинах,
Весной, при кликах лебединых,
Близ вод, сиявших в тишине,
Являться муза стала мне.
Моя студенческая келья
Вдруг озарилась: муза в ней
Открыла пир младых затей,
Воспела детские веселья,
И славу нашей старины,
И сердца трепетные сны.

* Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай. Байрон (англ.).

[ССЫЛКА НА ПОЛНЫЙ ТЕКСТ]

*Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 4. Евгений Онегин, драматические произведения.