7 сентября 1830 года

Музей – заповедник А.С.Пушкина «Болдино». Кабинет А.С.Пушкина в Господском доме. Рукописи стихотворения «Бесы».

Музей – заповедник А.С.Пушкина «Болдино». Кабинет А.С.Пушкина в Господском доме. Рукописи стихотворения «Бесы»

7 сентября А.С. Пушкин завершил работу над первым болдинским стихотворением – «Бесы». Изначально был еще подзаголовок – «Шалость», но потом он исчез из рукописи. В черновике поэт изобразил нечеткими расплывающимися линиями луну и тучи. Традиционная русская зимняя картина – поле, метель, ямщик и тройка – нарушается, размывается постоянным кружением, движением, появлением страшного и жуткого, непонятного.

Рисунок отражает основную эмоцию стихотворения – тревогу. Чем навеяна эта тревога – переживаниями за собственную жизнь или за целый мир, сбившийся с пути и блуждающий среди зимнего ненастья?

 

Октябрь уж наступил... (художник О.А.Дудик, Большеболдинская картинная галерея)

Октябрь уж наступил... (художник О.А.Дудик, Большеболдинская картинная галерея)

 

Пушкинист Всеволод Алексеевич Грехнев в книге «Болдинская лирика А.С. Пушкина» отмечал: «Бесы» открывают болдинскую лирико-философскую «сюиту» картиною трагического смятения мысли, символическим образом мира, словно бы сошедшего с привычной жизненной «колеи». В символике «Бесов» прихотливо сливается осязаемо-конкретное, национально-бытовое, несущее в себе давно знакомые черты (ямщик с его колоритной речью, русская безбрежная равнина, утонувшая в кипящем вихре метели), с незнакомым, призрачно-жутким и, однако ж, необыкновенно многозначительным в своей реальности».

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин…
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

«Эй, пошел, ямщик!..» — «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи;
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон — теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой».

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали… «Что там в поле?» —
«Кто их знает? пень иль волк?»

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин…
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре…
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне…