Перед свадьбой, апрель 1830 года

Портрет Натальи Николаевны Пушкиной (художник А.П. Брюллов, 1831 – 1832 г.г.)

Портрет Натальи Николаевны Пушкиной (художник А.П. Брюллов, 1831 – 1832 г.г.)

Время перед свадьбой для Пушкина было волнительным и хлопотным. Переживания по поводу перемен в жизни усложнялись материальными вопросами: нужно было найти средства для жизни молодого семейства и приданого Натальи Николаевны (по требованию будущей тещи Пушкин должен был обеспечить приданое для невесты). В обществе обсуждалась новость о женитьбе поэта, многие не верили. Вяземский писал жене: «Ты меня мистифицируешь заодно с Пушкиным, рассказывая о порывах законной любви его». 

Ниже отрывки из переписки поэта с родителями и реакция его друзей на известие о помолвке.

 

Пушкин – Н.О. Пушкиной и С.Л. Пушкину

6-11 апреля 1830 года, из Москвы в Петербург

Мои горячо любимые родители, обращаюсь к вам в минуту, которая определит мою судьбу на всю остальную жизнь.

Я намерен жениться на молодой девушке, которую люблю уже год – м-ль Натали Гончаровой. Я получил ее согласие, а также и согласие ее матери. Прошу вашего благословения, не как пустой формальности, но с внутренним убеждением, что это благословение необходимо для моего благополучия – и да будет вторая половина моего существования более для вас утешительна, чем моя печальная молодость.

Состояние г-жи Гончаровой сильно расстроено и находится отчасти в зависимости от состояния ее свекра. Это является единственным препятствием моему счастию. У меня нет сил даже и помыслить от него отказаться. Мне гораздо легче надеяться на то, что вы придете мне на помощь. Заклинаю вас, напишите мне, что вы можете сделать для…

 

С.Л. Пушкин и Н.О. Пушкина – А.С. Пушкину

16 апреля 1830 года, из Петербурга в Москву

<…> Твое письмо, дорогой Александр, преисполнило меня радости, да благословит тебя небо, мой добрый друг, да будут услышаны молитвы, которые я воссылаю к нему, моля о твоем счастье, сердце мое переполнено, я не могу выразить всего того, что чувствую. Мне хотелось бы заключить тебя в свои объятия, благословить, сказать тебе вслух, до какой степени жизнь моя связана с твоим благополучием. Будь уверен, что если все закончится согласно твоим желаниям, м-ль Гончарова станет мне так же дорога, как вы все, мои родные дети. С нетерпением жду Льва, чтобы поговорить с ним о тебе. Мы немедленно приехали бы в Москву, если бы это зависело только от нас. Нежно обнимаю тебя.

 

П.А. Вяземский – А.С. Пушкину

26 апреля 1830 года, из Петербурга в Москву

Я сейчас с обеда Сергея Львовича, и твои письма, которые я там прочел, убедили меня, что жена меня не мистифирует и что ты точно жених. Гряди жених в мои объятья! А более всего убедила меня в истине женитьбы твоей вторая, экстренная бутылка шампанского, которую отец твой розлил нам при получении твоего последнего письма. Я тут ясно увидел, что дело не на шутку. Я мог не верить письмам твоим, слезам его, но не мог не поверить его шампанскому. – Поздравляю тебя от всей души. Дай бог тебе счастия и засияй отныне в жизни твоей новая эра. Я слышал, что ты будто писал к государю о женитьбе. <…> Когда твоя свадьба? Скажи, я постараюсь к ней приехать. Прости, обнимаю тебя от всего сердца. Прошу рекомендовать меня невесте, как бывшего поклонника ее на балах, а ныне преданного ей дружескою преданностью моею к тебе. Я помню, что говоря с старшею сестрою, сравнивал я Алябьеву avec une beauté classique (с классической красотой), а невесту твою avec une beauté romantique (с романтической красотой). Тебе, первому нашему романтическому поэту, и следовало жениться на первой романтической красавице нынешнего поколения. – Признаюсь, хотел бы хотя в щелочку посмотреть на тебя в качестве жениха.

 

А.С. Пушкин – В.Ф. Вяземской

Конец апреля 1830 года, из Москвы в Остафьево

<…> Первая любовь всегда является делом чувствительности: чем она глупее, тем больше оставляет по себе чудесных воспоминаний. Вторая, видите ли, – дело чувственности. Параллель можно было бы провести гораздо дальше. Но у меня на это совершенно нет времени. Моя женитьба на Натали (это, замечу в скобках, моя сто тринадцатая любовь) решена. Отец мой дает мне 200 душ крестьян, которых я заложу в ломбард, а вас, дорогая княгиня, прошу быть моей *посаженной матерью* <…>