Окончание северной ссылки. Пушкин в Москве, 1826 год

«Возвращение из северной ссылки: Портрет А.С. Пушкина» (художник И.Е. Вивьен, 1826 год)

«Возвращение из северной ссылки: Портрет А.С. Пушкина» (художник И.Е. Вивьен, 1826 год)

Осенью 1826 года Николай I возвратил Пушкина из «псковского заточения».

В нашей рубрике #пушкин_в_письмах – подборка о первых днях поэта в Москве

 Пушкин – П.А. Осиповой

16 сентября 1826 года, из Москвы в Тригорское

Вот уже 8 дней, что я в Москве, и не имел еще времени написать вам, это доказывает вам, сударыня, насколько я занят. Государь принял меня самым любезным образом. Москва шумна и занята празднествами до такой степени, что я уже устал от них и начинаю вздыхать по Михайловскому, т.е. по Тригорскому; я рассчитываю выехать отсюда самое позднее через две недели. – Сегодня, 15-го сент., у нас большой народный праздник; версты на три расставлено столов на Девичьем Поле; пироги заготовлены саженями, как дрова; так как пироги эти испечены уже несколько недель назад, то будет трудно их съесть и переварить их, но у почтенной публики будут фонтаны вина, чтобы их смочить; вот — злоба дня. Завтра бал у графини Орловой; огромный манеж превращен в зал; она взяла напрокат бронзы на 40 000 рублей и пригласила тысячу человек. Много говорят о новых, очень строгих, постановлениях относительно дуэлей и о новом цензурном уставе; но, поскольку я его не видал, ничего не могу сказать о нем. – Простите нескладицу моего письма, – оно в точности отражает вам нескладицу моего теперешнего образа жизни. Полагаю, что обе м-ль Анеты уже в Тригорском. Приветствую их издалека от всего сердца, равно как и всё ваше прелестное семейство. – Примите, сударыня, уверение в моем глубоком уважении и неизменной привязанности, которые я буду питать к вам всю жизнь.

Пушкин 

 

А.А. Дельвиг – А.С. Пушкину

15 сентября 1826 года, из Петербурга в Москву

Поздравляем тебя, милый Пушкин, с переменой судьбы твоей. У нас даже люди прыгают от радости. Я с братом Львом развез прекрасную новость по всему Петербургу. Плетнев, Козлов, Гнедич, Оленин, Керн, Анна Николавна –  все прыгают и поздравляют тебя. Как счастлива семья твоя, ты не можешь представить. Особливо мать, она наверху блаженства. Я знаю твою благородную душу, ты не возмутишь их счастия упорным молчанием. Ты напишешь им. Они доказали тебе любовь свою. – Душа моя, меня пугает положение твоей няни. Как она перенесла совсем неожиданную разлуку с тобою. Что касается до Осиповой, она меня испугала отчаянным письмом. <…>

Твой Дельвиг