«Кавказский пленник»

страница из рукописи поэмы «Кавказский пленник»

Страница из рукописи поэмы «Кавказский пленник»

В письмах Пушкина содержатся не только сведения о жизни и характере поэта, но и интересные авторские комментарии к произведениям. Например, в письме  от 6 февраля 1823 году Пушкин объясняет другу Вяземскому, почему его кавказский пленник не стал спасать влюбленную черкешенку и был прав. 

П.А. Вяземскому

6 февраля 1823 год

Из Кишинева в Москву

Как тебе не стыдно не прислать своего адреса; я бы давно тебе написал. Благодарю тебя, милый Вяземский! пусть утешит тебя бог за то, что ты меня утешил [статьей о «Кавказском пленнике»]. Ты не можешь себе представить, как приятно читать о себе суждение умного человека. До сих пор, читая рецензии Воейкова, Каченовского и проч. – мне казалось, что подслушиваю у калитки литературные толки приятельниц Варюшки и Буянова [персонажи поэмы В. Л. Пушкина «Опасный сосед»]. Всё, что ты говоришь о романтической поэзии, прелестно, ты хорошо сделал, что первый возвысил за нее голос – французская болезнь умертвила б нашу отроческую словесность. <…> Стихи мои ищут тебя по всей России – я ждал тебя осенью в Одессу и к тебе бы приехал – да мне всё идет наперекор. Не знаю, нынешний год увижусь ли с тобою. Пиши мне покамест, если по почте, так осторожнее, а по оказии что хочешь – да нельзя ли твоих стихов? мочи нет хочется <…> Еще слово об «Кавказском пленнике». Ты говоришь, душа моя, что он сукин сын за то, что не горюет о черкешенке, но что говорить ему – всё понял он выражает всё; мысль об ней должна была овладеть его душою и соединиться со всеми его мыслями – это разумеется – иначе быть нельзя; не надобно всё высказывать – это есть тайна занимательности. Другим досадно, что пленник не кинулся в реку вытаскивать мою черкешенку – да, сунься-ка; я плавал в кавказских реках, – тут утонешь сам, а ни черта не сыщешь; мой пленник умный человек, рассудительный, он не влюблен в черкешенку – он прав, что не утопился.

Прощай, моя радость.